Виктор Сергеев | Личная страница

Главная | Регистрация | Вход
Среда, 22.11.2017, 20:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
О службе [12]
Просто так [15]
Рыбалка [25]
Поэзия [3]
Главная » Статьи » Просто так

МУЖСКИЕ РАССКАЗЫ от Анатолия Дудника ч.4

Ольгин пруд

Как-то еще на «абитуре» ВВМУРЭ им. А.С. Попова летом 1976 года  в районе строевого плаца наблюдал жуткую картину: курсанты четвертого курса при полном параде в суконках (я тогда даже не знал, что это такое) «нарезали» круги по необъятной училищной территории буквально «с пеной у рта». Один из ребят неподалеку от меня споткнулся и со всего маху упал на асфальт, поднялся и – снова рванул. На меня это произвело неизгладимое впечатление. «Если так гоняют, четвертый курс, то как все это выглядит на первом?!» - закручинился я.

Через месяц нашим «национальным» видом спорта, как я и опасался, стал бег. Его подавали на первое, второе и третье чаще, чем строевые занятия, так как физическая зарядка им начиналась и заканчивалась. А еще про бег вспоминали в вечернюю прогулку в качестве эффективного средства для сплачивания воинского коллектива.

 Помню стихийно организованный нами «паровозик» - эдакое ударное притоптывание в такт мотиву (американские рейнджеры отдыхают). Не знаю, кто какую из нас мелодию воспроизводил, а я что-то из  «Флойдов» («туту-тата-туту-тата», затем необъяснимый словами переход и опять «туту-тата-туту-тата»). Думаю, что, собери нас сейчас на тридцатилетие выпуска, все, включая старшину роты, смогут это вспомнить и воспроизвести (вот бы посмотреть)!

Осенью 1976 года самым популярным «местом отдыха»  первокурсников был Ольгин пруд Петродворца. Пока пробежишь три километра – всю жизнь неоднократно вспомнишь! Уже тогда стали проявляться наши индивидуальные качества. Так как за двойки не отпускали в желанное увольнение, нам пришлось приспосабливаться и искать нестандартные выходы из той или иной ситуации.

У меня складывалась совсем безрадостная картина с плаваньем: душевная рана, полученная при сдаче зачета (хорошо, что без оценки) в ходе вступительных экзаменов, принесла разочарование и, как минимум, на три года лишила меня веры в свои «мореходные» качества (это отдельная история). Поэтому я очень обрадовался, когда ты, Игорь, предложил вполне приемлемое, как мне тогда казалось, обоюдовыгодное решение: я бегу за тебя  кросс, а ты за меня плывешь сто метров – все равно мы коротко стрижены и для преподавателей пока на одно лицо. И тогда нам обоим за успешно выполненный  финт светит увольнение – более чем на неделю мы в тот период вперед не планировали: первый курс назывался «Приказано выжить!»

Результат сделки, если припоминаешь, превзошел все ожидания! Я честно пробежал на твердую четверку кросс, не особо упираясь и вспомнив свою (в смысле «твою») жизнь только один раз. Ты же, как мне тогда казалось, проплыл  лениво, вяло, без натуги, словно нехотя – я даже запереживал, что  не выполнишь норматив на желанную мне тройку. Когда изумленный преподаватель майор Труфанов перед строем в бассейне объявил, что я, будучи стабильным махровым двоечником по плаванию, вдруг, после всего лишь одной тренировки, выполнил норматив перворазрядника, все были удивлены, я – находился в предшоковом состоянии, а ты – ехидненько,  почти беззвучно посмеивался. Да! Я не принял во внимание, что ты  КМС по плаванию и пострадал за свою косность.  Может быть, тебя с тех пор и прозвали «Тюленем?!»

 Примерно год назад на «Одноклассниках» ты меня нашел, написав при этом: «Толян! Ты ли это? Как всегда сама серьезность? Хоть на старости лет сними маску серьезности. Ведь ты же классный кореш!» Я тогда коротко не ответил, т.к., порывшись в памяти,  решил просто написать рассказ, чтобы припомнить тебе все.

На первом курсе, когда есть хотелось с утра до вечера, твои родители неоднократно радовали наш класс огромными сумками с провизией. Не знаю, как у других ребят, но у меня желудочный сок начинал выделяться, когда я их случайно замечал у ограды ОУБ-а. Когда происходил дележ твоего «бакланства», чтобы разнести его в считанные секунды, ты, красивый и скромный,  стоял невозмутимо почти в стороне от стола, словно тебя это не касалось и тебе ничего вовсе не хотелось. Через много лет  я, вспоминая добрый пример твоих родителей, буду отвозить похожие  сумки с «бакланством» своему сыну-курсанту в лесной учебный городок под Костромой.

А еще, Игорь, ты поразил мое радиолюбительское воображение тем, что легко на втором курсе  добыл кучу тиристоров для нашей ротной цветомузыкальной установки, которые мы их так и не смогли  пережечь. Вспоминаю, как ты показывал нам  свои фотографии с собственноручно пойманными щуками невообразимого размера. Интересные рассказы о твоей доучилищной жизни, в том числе, как  досталось за репрессируемых тобою котов,  до сих пор помню в красках, словно накостыляли лично мне.

А на корабельной практике на крейсере «Комсомолец» в той самой Лиепае, пропахшей насквозь прогорклым растительным  маслом, ты нагло и  беззастенчиво выстирал свою робу подвернувшимся под руку моим куском мыла, сказав об этом прямо и непосредственно, как обычно беззвучно посмеиваясь.

 В связи с изложенным, вспоминая нашу совместную курсантскую жизнь с добрым чувством, я говорю тебе через тридцать два года: «Игорь, зайди, наконец, на наш  форум: я все прощу!»

                                                                     21.12.2009г.



                                           Одноклассники, блин

                                                                  Классному руководителю.
                                                                      Объяснительная.

В связи с очередным радостным Днем 10-го Б класса, уважаемая Нина Михайловна, докладываю: Они заехали за мной более десяти лет назад тихим летним вечером, когда я, простой наивный парень, был в расслабленном состоянии в очередном заслуженном отпуске у мамы и папы.
Красивая белая «Волга» (государственный регистрационный номер не помню) привезла нас на уютный берег водохранилища, где мы недолго искали место. При этом, то ли мы кого-то выгнали с облюбованной площадки, то ли нам что-то сказали – уже не помню. После того, как я изрядно выпил и слегка закусил от радости встречи, они заманили меня купаться в необычайно мелкой (по пояс) протоке, густо поросшей ряской. По этой причине моя не широкая, но мужественная грудь казалась покрытой зеленым мхом.
Припоминаю, что один из компании дефилировал рядом на курсовом угле 120 левого борта, наверное, для отвода глаз. Над этой забавной картиной смеялись все, включая меня, но будучи трезвым, вспоминаю, что при этом присутствующие как-то загадочно перемигивались, а отдельные даже ухмылялись в усы. Кто-то сказал, что я напоминаю катер, когда форсирую протоку вдоль камышей, хотя всю свою сознательную жизнь служил на авианосце. Затем мы снова выпили (закусывали или нет – не помню, т.к. это было уже совершенно непринципиально).
Когда я открыл глаза, мы уже были за Вашим нарядным столом, думаю, что этим же вечером. Напротив меня почему-то сидел Боря (на пикнике его точно не было). Все, на удивление, были трезвы, степенны, серьезны и значительны, кроме меня (думаю, что я улыбался как Гуинплен, т.к. в таком состоянии очень добр). Судя по всему, кукловоды были рядом, и все происходило по четко выверенному сценарию. Меня специально раззадорили, на что я с пафосом искренне и прямодушно сказал, что, не будь моряком, стал бы поэтом, и в подтверждение что-то тут же стал царапать на салфетке, т.к. был в весьма поэтическом настроении. Последний яркий кадр: Боря улыбается, улыбается и с какой-то плавной расфокусировкой растворяется в тумане как в хорошем кино.
В связи с изложенным, уважаемая Нина Михайловна, с учетом давности лет и по совокупности всего, но, несмотря на то, что у них взрослые дети и внуки, прошу Вас по-матерински треснуть по лбу первого, кто окажется поблизости из прилагаемого списка Ваших хулиганов:
- Виктора – моего ближайшего друга (предоставил автомобиль, бездействовал, маневрировал на соседней дорожке и делал вид, что не причем); - Олега – часто и много наливал, рассказывал анекдоты, как всегда замечательно шутил и громко смеялся, т.е. усыплял и рассеивал мое внимание (по-флотски – ставил прицельную помеху по частоте);
- Евгения – ничего, вроде бы плохого не делал, но хитро улыбался в усы (из-за этих ухмылистых усов его больше всего подозреваю в руководстве диверсионной спецоперацией). Водителя в расчет не беру, т.к. он человек подневольный. Дай Бог ему здоровья, но скорость, с которой он накрыл поляну (покрывало, огурчики, редисочка, лучек и подозрительно чистые стаканчики) должна была бы меня насторожить.
А еще, дорогая Нина Михайловна, этот рапорт подаю Вам по команде в качестве превентивной меры, т.к. ребята все равно этот случай вспомнят (уже не раз вспоминали) и я – пострадавшая безвинная сторона («иностранец», можно сказать) опять буду клоуном выглядеть! На ребят не обижаюсь, т.к. уверен, что у них были веские причины так поступить, чтобы я не задавался. Но катер вместо авианосца я им, все равно, никогда не забуду!
Всем - всем одноклассникам привет и наилучшие пожелания! Нина Михайловна, еще споем под Вашими тихими окнами.
Ваш Анатолий Дудник
P.S. И, чуть не забыл, Нина Михайловна, Бориса, пожалуйста, тоже тресните слегка, при случае, чтобы не улыбался и не выходил из фокуса, когда не просят.
30 июля 2009 года


  

Одиночное плавание

 

Июль 1976 года. Петродворец – город фонтанов и курсантов.  Денек замечательный: солнечный, но не жаркий, насквозь пропитанный зеленью парков, брызгающейся свежестью фонтанов и нашим томительным ожиданием новой жизни.

Абитуриенты ВВМУРЭ имени А.С. Попова проходят проверку по физической подготовке. Под вечер осталось проплыть 100 метров вольным стилем (не на время).

Бассейн летний на открытом воздухе где-то в глубине и  тени парка неподалеку от кинотеатра «Аврора» (в течение пяти лет я буду изучать маленький уютный городок, но ни разу не набреду на это место).

На окружающих бассейн скамейках мы - молодые ребята или иначе «абитура» с редкими группами поддержки, а также местная молодежь и многочисленные туристы, просто присевшие «протянуть ноги» в приятном тенистом месте. Не думал я, что сразу же попаду на «международные» соревнования. Мой единственный болельщик и вдохновитель – отец присел на скамейке с торца бассейна. Я волнуюсь, но когда он рядом,  мне гораздо спокойнее!

Три-четыре чужих заплыва пролетели незаметно – ребята «отстрелялись» и ушли в училище. Я же «перегорал» в ожидании. Свое первое «одиночное плавание» вспоминаю как страшный сон.

 Бассейн надо было проплыть всего четыре раза. Сейчас не помню как мы в воду входили, но точно знаю, что рванул как только мог вслед за другими по своей дорожке. К концу первого прохода вдруг понял, что сил на остальные три просто нет (до этого я никогда так далеко не плавал – незачем было)! Сердце бешено колотилось и грозило вырваться на красноватые аллейки садово-паркового ансамбля под ноги заезжих туристов.

Стало не до многочисленных зрителей на скамейках. Ребята  с соседних дорожек уже просвистели далеко вперед мимо меня. С этого момента я уже не соревновался с другими, а что-то доказывал себе: и думать не думал, что этим придется заниматься вот так – на виду у отца и посторонних.

Ни о каком конкретном стиле и речи не могло быть: проплывая «вторую дистанцию пути», я испробовал  все: брас, кроль, на спине и даже «по-собачьи». К началу третьего этапа ребят я уже ни видел: они управились так быстро и легко, оставив меня одного извиваться в центре всеобщего внимания.

Третий этап пути за славой  начался на спине. Выйдя из транса созерцания вершин окружающих деревьев (наверное, лип), красиво сходящихся вершинами где-то высоко под самым солнцем (в голову почему-то упрямо лезло описание дуба Льва Николаевича Толстого), в очередной раз едва не захлебнулся. Зато с удивлением обнаружил, что, почти нависая надо мной, по боковой стенке медленно-медленно идет преподаватель  с длинной палкой, направленной  поперек бассейна. «Кроме меня спасать уже некого» - отметил я. При этом он свободной рукой показывал плавательные движения. Я же просто хлопал глазами и показывал ими: «Все, что могу!»

Бестолково барахтаясь и едва-едва продвигаясь на финальной части заплыва, рискуя в любой момент прекратить поступательное движение, я все же поймал себя на обидной мысли: «Как же так?! Я такой молодец (до этого), выросший в краю тысячи озер, а плавать не умею?! И почему  нас в школе не готовили?! Кто виноват?!» Наверняка я бы, немного погодя, нашел виновного, но тут ощутил деревянную твердь стенки. Финиш! Вес взят! Победа! Но радости не было – была душевная и физическая пустота.

Повисев на стенке и немного отдохнув, с дрожащими руками и ногами, под взглядами притихших случайных зрителей вылез из бассейна и с налитыми кровью глазами и тяжелым дыханием, пошатываясь, добрался до отцовской скамейки и плюхнулся рядом. Что он испытал в эти долгие минуты я не знаю. Только догадываюсь. Борясь с вновь нахлынувшими чувствами и глотая слова, сказал в свое оправдание: «Моряки плавать не умеют!» А может быть я эту концовку  просто придумал – давно было! Правда, папа?

 23.12.2009г.


За что боролись…

 

Август 1976 года. Городок отдельного учебного батальона ВВМУРЭ имени А.С. Попова – эдакого «малявочника» для самых молодых и еще неоперенных - обширная территория отдельного государства, огороженная добротным забором и кустарником, густо засаженная турниками, с «П»-образным трехэтажным зданием по центру.

Время к вечеру. Курсанты кто где: в основном занимаются на турниках; с балкона–курилки последнего этажа доносится веселый окающий говорок  и перебор гитары – наверное, почтальон Рябинин музицирует. Курильщики важны и сосредоточены, словно приехали со всей необъятной страны и прошли нешуточный отбор, чтобы провести свободные минуты вокруг «обреза». Если не знаете, что такое «обрез», Вам уже ничем не помочь!

Все мы удивительно похожи друг на друга: угловаты, коротко стрижены, уши сиротливо торчат, форма висит мешком, а в глазах отдельных вот-вот прорежется тоска по дому: «Ах, как кушать хочется!»

На крыльце у входа на камбуз несколько курсантиков и старший мичман – начальник нашей столовой в белой фуражке с большими полями и ладной тужурке с многочисленными планками – по моим неискушенным представлениям,  «ну просто адмирал». «Адмирал» умело ведет беседу и подпускает пару–тройку дружелюбно-сочувствующих интонаций в наш адрес. Мы, конечно, на это попадаемся.

Обращаясь к кому-то самому лопоухому из нас, он участливо произносит: «Ну, как дела, Федя?» Тот смущенно и робко отвечает, что он, дескать, не Федя. «Да какая разница, Федя?!» - вдруг резко и громко говорит начальник столовой и торжественно скрывается в дверях (наверное, бром пошел с доктором в котлы заливать).

Действительно! Какая теперь, нафиг, разница?

 

25.12.2009г.



                                     Собачка 

Весна. Санкт-Петербург. Приморский парк Победы. Дети перекидываются летающей тарелкой на зазеленевшей лужайке. Я с Натальей просто сижу на скамейке неподалеку. Мимо нас по аллейке медленно проходит грузная (как супертанкер) пожилая женщина. За ней неспешно семенит метрах в пяти черная маленькая собачка из сплошного клубка прядей и завитушек. Такое впечатление, что глаз у собаки вовсе нет.

Когда женщина немного отошла, я спросил супругу: «Как же собака видит!?» То, что произошло дальше, надолго запомнилось нам: дотоле молчаливо проходящая мимо собачка неизвестной мне пуделеобразной породы вдруг остановилась, обернулась, решительно подошла ко мне и возмущенно начала лаять.

Женщина, видя, что та не унимается, вернулась и, приветливо улыбаясь, сказала успокаивающим и одновременно укоризненным тоном: «Да все ты видишь!» После чего собачка, как по команде, прекратила лаять, разом утратив к нам интерес, вновь пристроившись в кильватер своей хозяйке и оставив нас в полной растерянности.

28.12.2009г.


                                     Утро в деревне 


Раннее летнее утро в далекой алтайской Маралихе. Еще сумеречно в утренних лучах солнца, прикрываемых наполовину горой – как будто вот-вот закончится солнечное затмение: свет где-то рядом, но он еще не вырвался на свободу. Зеленая трава вдоль чавкающих дощатых тропинок огорода обдает мои босые ноги холодной росой: прохладно, однако!

Удивительное ощущение, словно все вдруг проснулось и требует хозяйского внимания: корова уже подоена и вот-вот будет отведена в стадо. Тощая и нервная белая кошка у сарая «пьет» парное молоко и подозрительно, исподлобья провожает меня взглядом. Кто-то еще многочисленный кудахчет, но явно в поле зрения не присутствует. Петух солирует сам по себе – его не видать.

Вдруг в чистое звучание деревенского оркестра вмешиваются пронзительные громкие и четкие, как одиночные выстрелы за спиной, удар хлыста и отборный мат. Это неожиданно и удивительно, т.к. в огороде только тесть и теща спокойно и, судя по всему, молча, занимаются своими привычными делами. А между тем выражения все чаще, громче и забористее. Чудес не бывает: где-то должен быть носитель живого великого русского языка!

Признаюсь, я своим невооруженным глазом так его и не увидел: далеко метрах в четырехстах по склону горы, немного ниже гребня шло стадо - эхо от мычания коров, ударов хлыста и команд пастуха бежало, шарахалось от всего вокруг, производило впечатление и заряжало как сигнал горна на подъеме флага.

«И тут служба!» - подумал я, отправляясь досыпать.

28.12.2009г.



Коротко


Имя
За глаза ее зовут Торпедой: все равно прорвется и потопит.

Наблюдения
Отдохнул хорошо – когда с рыбалки возвращаешься с удовольствием, а уходишь на работу без сожаления.

Отдохнул замечательно – когда, уходя на работу, неожиданно для себя и жены говоришь: «До завтра!»

Чем хуже дикция, тем больше строк.

Рекомендации
Если хотите узнать, что о вас думает жена – выпейте с ней под настроение баллон пива «Монарх». Лично я был поражен результатом.

Чтобы на работе было все хорошо, отмойте свою кружку. Можно с вечера, но лучше - по факту.

Вывод по результатам диеты
Живот сдается последним.

Воспоминания
Ты уснула. Я – остался.

Комплимент бабушке внука
Я забываю проездную карточку, паспорт, пропуск на работу, ключи или деньги всякий раз, когда ты провожаешь меня в ночной рубашке.



Эх, ма, чешуя. Липкие листочки!

Завтра первое мая! Значит сегодня что? Правильно – заслуженная расслабуха! Сидя в кресле, в предвкушении праздника (с детства он связан с клейкими тополиными листочками и большой конфетой «Мишка на севере») смотрю «Диалоги о рыбалке». В руках большая, любимая, подаренная теткой, пиала - я же из Казахстана, с тройной ухой. Благодать: жену уважил – холодильник, наконец-то, освободил от зимних рыбных припасов и сам удовольствие получил!

Что-то меня отвлекло! Не помню, не знаю и думать об этом больше не хочу! Кажется, супруга что-то спросила (или подумала о чем-то своем) под руку, вернее - под очередной глоток, но в горло что-то резко впилось и осложнило жизнь: я заметался как загарпуненная рыба. «Награда нашла героя!» - подумал я.

И корочку ел, и что-то еще тяжелое овощное глотал – косточка надежно держалась и временами вышибала слезу. Так и знал, что это добром не кончится – всю зиму ловил мелкую рыбу и старательно, в отличие от приятеля, готовившего после рыбалки уху, складывал в холодильник: я же человек женатый, серьезный, как говорил наш старпом – ужин мне и так будет!

«Ну и что дальше?» - спросите вы. Дело к ночи, а жена только-только сдала на права и начала водить – не ехать же ей по «пьяному» шоссе в Сходню в нашу районную больницу? Я мужественно отказываюсь ехать в сей момент. Полусидя (так меньше беспокойства), рискуя не проснуться, провожу ночь. Утром понимаю, что чуда не произошло и ничто не рассосалось само собой.

Первым автобусом еду к платформе Химки. Дожидаюсь электрички. В Сходне нахожу, на удивление, пустую больницу, медсестру, которая через некоторое время приводит недовольного врача: кому в праздники хочется в чужом горле ковыряться?!
Когда он подобрел (для этого мне пришлось пораскинуть не до конца отекшими мозгами) – ловко вынул пинцетом из меня трехмиллиметровую косточку. Мне же до этого казалось, что кость размером как из кинофильма «Не горюй».

Я был просто счастлив. Благодарная слеза катилась к плохо выбритому подбородку. Доктор, казалось, не меньше моего был рад положительному и быстрому исходу хирургического вмешательства.

Пока я катался туда – обратно, к нам в гости приезжали проездом давние друзья. Не дождались - уехали. Вот такой, блин, Первомай! То-то меня красный цвет подсознательно напрягал.

Теперь, уже точно нет сомнений, что любимый праздник – Новый год! Мужики, ловить надо только крупняка! Я вам точно говорю. И сразу варить уху – иначе Бог накажет!

С Новым 2010 годом! С новым счастьем и с новым уловом!

31.12.2009г.

Категория: Просто так | Добавил: anatol (21.12.2009)
Просмотров: 753 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 4
2  
Да! Защемило сердце, когда вспомнились вечера на болконах ОУБА... Неужели прошло 34 года! А ведь как вчера.
Почтальон Рябинин.

3  
Виктор, я даже помню свои чувства когда ждал тебя с известиями от родных!

1  
" где-то должен быть носитель живого великого русского языка!"
С большой долей вероятности можно предположить, что в прошлой жизни он был главным боцманом на крейсере. biggrin thumb

4  
Виктор, ты, наверное прав! Только где взять столько крейсеров?!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Мне интересно:
Статистика

Copyright vik-sergeev © 2017 | Хостинг от uCoz