Виктор Сергеев | Личная страница

Главная | Регистрация | Вход
Среда, 25.04.2018, 06:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
О службе [12]
Просто так [15]
Рыбалка [25]
Поэзия [3]
Главная » Статьи » Просто так

Тендер
Моему другу и сослуживцу, с которым будучи лейтенантами, мы прятались от ужасного комбрига в прибрежных кустах 12 причала. С которым нас навсегда связала судьба. Инженеру с большой буквы. Главному Энергетику крейсера и бригады ракетных кораблей. Отчаянному болельщику «Зенита». Настоящему ленинградцу и петербуржцу. Отличному парню. Принципиальному, строгому, но бесконечно верному товарищу. Александру Валентиновичу Цебро. Желаю тебе Саня, самого лучшего. И надеюсь на скорую встречу.  

  ТЕНДЕР
                                                                   Производственная тема.
  ГЛАВА 0. Понемногу, о разном.

  Был такой период в моей жизни, когда опять пришлось начинать сначала. Родина взяла и развалилась на кучу маленьких и больших осколков: несколько родин; и дело, которым я занимался, этим всем родинам стало ненужно и неинтересно. Момент я этот прозевал, был в море, занимался тем самым делом, а когда вернулся, обнаружил свою никчемность. Корабль мой к тому времени сильно уже был нездоров, ему требовался длительный ремонт, куда он и встал на 6 месяцев, а вышел из него…аж через 8 лет. А я – помыкавшись некоторое время по штабам, собрал все свое имущество: жену, сына, дочь, телевизор «Фотон», надувную лодку «Лисичанка», и убыл на свою «историческую» родину. В места, где родился и вырос. Таких неприкаянных, со своими домочадцами, в то время, бродило по обломкам Родины огромное количество.
  Как-то и на что-то надо было жить. И тут в чистом поле за Гомельским химзаводом я увидел «крейсер». Скорее даже «линкор». Он дымил, курс его менялся в зависимости от направления ветра, координаты только оставались неизменными. Настоящий паросиловой линкор. Я хоть и служил до этого на газотурбинном корабле – решил попроситься. Вдруг пригожусь? Пригодился. Так на нем и «хожу» больше 10 лет. Порой аналогия с кораблем становится очень близкой: котлы и турбины, переплетения металлических трапов и трубопроводов, запах перегретого масла и пара. А кроме того: принцип неукоснительного единоначалия, бумажная бюрократическая волокита, инструктажи и меры безопасности, техника и подчиненный личный состав… Все как на корабле. Координаты вот только не меняются. И не качает. Хотя бури, шторма и волнения у экипажа тоже бывают.  
  Можно абсолютно точно сказать, что все мы на этом «крейсере» работаем для того, чтобы крутилась эта штука. Эта штука венчает всю нашу работу. Точно как на корабле. Там все работают, чтобы вращались винты. А здесь – чтобы вращались турбогенераторы. 
  Нет, ну есть масса других задач, но вот это вращение – основа всего. В этих 3000 оборотах в минуту: наша зарплата, свет в гомельских окнах, работа больших и малых предприятий, зарплата их работников и благополучие их семей… Да чего там, даже форум БРИКа на экране монитора – без этой вращающейся штуки, и десятков таких же штук: просто невозможен, а сам монитор – бесполезен и никому не нужен.
  «Вот затянул»- скажите вы – «ты еще план ГОЭЛРО и дедушку Ленина вспомни!». 

  Вспомню. Потом. А пока про генератор: вещь эта железная, медная, местами серебряная, с водородным охлаждением и жутко дорогая. Работу этой дорогой штуки нужно контролировать. Постоянно. КИПовцы для этого есть, со своими приборами и системами. Ну и я такой КИПовец. Я даже у этих КИПовцев некоторый начальник. Ну, не такой уж чтобы очень: без кабинета и секретарши – такая вот прослойка между теми, кто с секретаршами и всеми остальными. Мастер. Должность такая. И слово мне нравится. Ему требуется соответствовать. Хочется верить, что в масштабах данного «линкора» - так и есть.

  ГЛАВА 1. Проблема. Предложения для ее решения. И последующие проблемы.

 
  Надо поменять старые системы контроля генератора на новые. Ну, надо! Шкафы 60-х годов, эпохи перехода от ламп к полупроводникам пережили себя уже раза три, а то и четыре, к тому же - немодно сейчас без какого ни будь интерфейса, пусть хоть захудалого, ну там …232-го. Да и нельзя уже эти штуки эксплуатировать – генератора жалко.
«Все!» - сказали жители кабинетов с секретаршами – « Объявляем тендер!». «Ура!» - подвыли генераторы этому решению.
  Прошло четыре года. И ровно четыре тендера, или как их еще называют: процедуры конкурсных торгов. Мы все еще в начале этого славного пути.
  Думаете, денег нет? Да кончайте! Система кондиционирования воздуха в административном здании стоила предприятию, как десять самых дорогих генераторных систем, а новая ограда с сотнями видеокамер, которую возводят сейчас вместо старой, меду прочим очень приличной – как двадцать. А надо-то всего три. Правда, про деньги, мне знать не положено. А я и не знаю. Так, случайно слышал. Мое место в данной процедуре: оценка технических характеристик предлагаемого оборудования. Вот я и оцениваю, вместе с другими Мастерами, которые за сами генераторы отвечают.  
  Четвертый раз бодаются две фирмы. Местная - столичная, и иностранная – из северной столицы нашей развалившейся Родины. 
  При более внимательном рассмотрении оказывается, что местная представляет собой некое ООО, состоящее из директора, главбуха и лицензии на оказание дилерских услуг другой иностранной фирме, из той же страны, только ближе к Уралу. Назовем эту фирму условным наименованием «Пенза». Никогда генераторами не занимались, ничего нигде не внедряли, но могли бы попробовать за это взяться, так как совершенно случайно открыли свой офис на территории одной уважаемой организации нашего министерства. Их конкуренты штампуют подобные системы пачками, на конвейере, штук сто их внедрили по всему свету и все генераторы славной «Электросилы» выходят сейчас за ворота завода с данной, предлагаемой нам системой. Назовем этого конкурента условным названием «СПб». Да и от генераторов можно отвлечься, в пользу более понятных вещей. Например: автомобилей.
  Предложение №1. Конкурент «СПб».
Предлагает новый автомобиль «Мерседес», адаптированный к нашим дорогам. Сел и поехал. Допущен к эксплуатации в нашей стране всеми ведомствами. И у некоторых эксплуатируется. На зависть нам, безлошадным. Цена: средняя цена на автомобиль «Мерседес» на мировом рынке и на данное время. Платить – в белорусских тысячах, т.к. имеют корреспондентский счет в местном банке.  
  Предложение №2. Конкурент «Пенза».
Предлагают автомобиль «Жигули», примерно так пятой модели. Правда: без колес, пока. Карбюратор дорабатывается, придет попозже. Но клиенту предложено не волноваться. К моменту включения первой передачи и отпусканию сцепления - все поступит в лучшем виде. 
 Цена: средняя цена на автомобиль «Опель» на мировом рынке и на данное время. Платить, тоже в тысячах, т.к. ООО – местный резидент. Причем, платить меньше. Но, не намного. 
  Вот такая вот проблема. Мучительный выбор, как сказала бы тетя Ася. 
  Деньги считают другие. «Знай, свое место!» - сказало начальство – «Вот тебе и другим Мастерам технические характеристики конкурентов – пишите заключение своей технической комиссии, согласно предъявляемым требованиям». 
Смотрим. Составляем сравнительную табличку:

   
 
   
  Характеристики 

                    

                     

                         «Пенза» 

 
           "СПб" 
  Кузов
Изготовлен из железа. Другие данные в предложении отсутствуют. На дополнительные запросы ответов не поступило.
Не знаем, что и сказать.

Новый. Обработан, согласно всех стандартов. Зазоры в норме. 

Двигатель
Мощность и объем не соответствуют требованиям. Ресурс неизвестен. Другие данные не представлены.
Не годится.

Все представленные данные соответствуют требованиям.
  Годится.

Трансмиссия

Никаких данных не представлено.
Не знаем, что и сказать

Все представленные данные соответствуют требованиям.
  Годится.  

Колеса
На данный момент отсутствуют вообще. Требования к ним отправлены 4 года назад. Никакого шевеления.
  Не годится.

  Все представленные данные соответствуют требованиям. Образец колес представлен для тестирования.
  Годится.  

Выводы технической комиссии  
 Не годится. Но если помучиться, побегать по авторынкам, купить расходники за отдельные деньги, болты для карбюратора, долго обрабатывать напильником ступицы колес под поступившие в последний момент диски…
Сможет, когда ни будь, выехать из гаража. 

  Годится без всяких оговорок.

  Удивительное дело, но мнение у всех Мастеров – одинаковое и все подписывают данный акт с надеждой на лучшее. 
  Прошла неделя.
  Звонок от начальства: «Торги прошли, победителем признан «СПб», ему - официально это объявлено. Выкатывайте свою «Антилопу» из гаража и готовьтесь ее разбирать для сдачи на металлолом».
  «Уррра!» - провыли в очередной раз генераторы.  
  Прошло два дня.
  Звонок от начальства: «На вас написали жалобу. Вы необъективны, берете взятки медными всадниками, разводными мостами и сфинксами с Университетской набережной. Все восемь членов комиссии. А ваши личные предпочтения и связи с «СПб» - всем известны. Вы там учились до 1981 года! Пока жалоба рассмотрена не будет – договора тоже не будет. В концерне и министерстве требуют крови. Ваша комиссия низложена. В объединении создана другая, которая будет оценивать вашу объективность. Готовьтесь! Завтра едете оправдываться. Медных всадников лучше сразу сдать на переплавку. Добровольно. Все!».
  «Уууу…» - в который раз провыли генераторы.  

ГЛАВА 3. Документы и инструктажи.

Так. Читаем:

« Жалоба. Генеральному директору такого-то объединения. Копия: всем подряд.
Проведены торги по процедуре … необъективно…заказной характер. Хотим напомнить о четырех намеках концерна у кого и что надо покупать … отечественный производитель…вместо этого – во вражеской стране … привести в соответствие с директивами №№1,2,3 и Хельсинкского соглашения…иначе в комитет по коррупции и взяткам…»
  - Ничего себе! Ага, вот:
«На ваши нахальные замечания заявляем, что кузов будет такой как надо, двигатель уже допущен к эксплуатации в нашей стране, а разработка колес заложена в проект, что можно считать их наличием. В ответ на вашу наглость мы высылаем рисунки их предполагаемого изображения. Скорость и другие технические характеристики изделия сможете оценить в процессе опытной эксплуатации ».
  И наискосок, размашисто: «Таким-то! Подготовить проект ответа на жалобу. Срок: вчера!!! Пан Директор (ПД)». 
  Что там еще? Вот: приказ Генерального Пана Директора (ГПД):
 « Для рассмотрения жалобы создать комиссию из ведущих специалистов объединения в составе: председатель комиссии – Петров Юрий Сергеевич…»
- О! Наш человек! На моей памяти он еще машинистом энергоблока у нас работал, а вот – уже не последний чин в объединении. Растут люди! Думаю, что помощь и поддержка нам обеспечена.
« Члены комиссии: 
 - Зам. Генерального Главного Инженера (ЗГГИ);
- Генеральный Метролог (ГМ);
- Генеральный Электронщик (ГЭщ);
- Генеральный Снабженец (ГС);
- Генеральный Юрист (ГЮ);
- Генеральный Электрик (ГЭ)…».
Последнего, я тоже хорошо знаю. Кроме того, что мы соседи, он тоже долго проработал на нашем предприятии. Ладно, пошел готовить свой вариант ответа. 
  Звонок секретарши.
- К Пану Директору!
- Один?
- Нет. Еще Главный Инженер (ГИ) и Пал Васильич.
Еще два персонажа этой трагикомедии. Павел Васильевич – мой начальник, Мастер именно с большой буквы. Жаль вот только – недавно инфаркт перенес. ГИ – энтузиаст и идеолог лучшего оборудования. Это не он наш союзник. Это мы его союзники и единомышленники. Разницу чувствуете? 
Заходим. ПД деловит и краток:
« Нас оскорбили. Мы правы. Все сделано по закону. Держаться! Завтра биться за лучшее оборудование! Ситуация серьезная. Но мы правы!!! Отстоять наше решение! Я вас всецело поддерживаю. Будут сложности – звоните, подъеду на подмогу. Свободны!»  

  ГЛАВА 4. Кабинеты, коридоры власти и их обитатели.

  « Мозги одновалентные 
  Всегда дрейфуют поверху,
  Там издают им циклики, 
  Шумят, руководят…
  Вам ваше дело по сердцу,
  Им ваше дело по фигу.
  Такой вот получается
  Постылый постулат…»
  Тимур Шаов
   
Серое утро очередного рабочего дня. Тоскую в кабинете Главного Инженера, хозяин которого со вкусом и выражением зачитывает мой вариант ответа на жалобу. Похоже, что ему нравится. Допоздна писал, а утром примчался на авто за полтора часа до начала рабочего времени и дописывал то, что приснилось за ночь. 
  «На ваш исходящий № от такого-то, в соответствии с тем-то и тем-то, сообщаем…», далее следует вот та сравнительная таблица, ссылки на огромное количество руководящих документов, ГОСТов, руководств и писем с подробным перечислением их исходящих, а между строк этого - всего понемножку: яда, хамства, ехидства и выдержек из Закона о промышленной безопасности. Совсем по чуть-чуть. ГИ карандашом правит некоторые несуразности, вносим корректуру прямо у него на компьютере. 
- «Нормально! Комиссия начинает работать в 10.00. Вперед!».
Тащу в машину четыре толстых папки «входящих» и «исходящих» и командирский катер в виде «Волги», мчит нас в «Штаб Флота». Недолго маемся по коридорам власти и находим на одном из кабинетов табличку: «Генеральный метролог». Начнем!
  ГМ смотрит строго: «Здравствуйте. Ваша техника меня не волнует. Я отвечаю за законность применения того и другого. Ясно? Покажите мне вот этот документ. Тааак! Теперь лицензии. Тааак! Теперь свидетельства из госреестра. Тааак! Нууу…формально к вам не подкопаешься… А чего вы там написали? Тааак! Нет! Это я не подпишу! Тут вы не правы!… Покажите мне еще…вот это…тааак, и вот это…, а теперь то…»
  Прошло часа два, мы все, вчетвером, уже давно в мыле. 
ГМ: «Ну ладно! В такой редакции – можно и подписать». Быстро корректирую на его компьютере, пока он не передумал и ГМ, трижды перечитав, размашисто подписывает. Фууу! Выкатываем за дверь. Один готов! Его редакция – чуть более обтекаемый вариант нашего проекта.
  Васильич сует в рот таблетку и бежит на улицу покурить, ГИ встречает знакомого, и они оба отправляют меня к Электронщику: «Твоя епархия, иди - объясняйся!». 
  ГЭщ - сердито сверкает на меня очками: «Слушаю Вас? По жалобе? Ваш вариант ответа есть? Показывайте! И документы претендентов. И не мешайте! Я в комментариях не нуждаюсь! Дааа… Это вот чьи предложения? «Пензы»? Ну, знаете, голубчик! Я двадцать лет в конструкторском бюро работал! … Это Вы тут хорошо… это Вы голубчик правильно! А вот тут можно подправить, не надо голубчик. Ядовито больно! А вот тут, можно куснуть и побольнее. Так техническую документацию делать нельзя! Это просто смешно! … Дааа…а Вы молодец! Так и надо наглецов! Видел я таких шустрых! Вот тут немного подправим и …удачи Вам!».
  Сам вносит корректуру на своем компьютере, перечитывает и со вкусом расписывается. Кланяясь и бормоча благодарности, вытаскиваю свои папки в коридор. У дверей ждет моя команда. Ну? Нормально! Быстро к Заму Генерального Главного инженера. С ним наш Главный Инженер уже договорился: ждет.
  ЗГГИ: «Ааа! Взяточники! Ха-ха-ха! Поддерживаете чужого производителя! Ха-ха-ха! Ну, вы тут наделали шороху! Генеральный уже всех истоптал! Направо и налево, ха-ха-ха! На меня орал, будто я его уже прирезал. Ну, уроды эти… как их там… «Пенза»? Впарят таким идиотам как вы свою лабуду, будете расхлебывать! Ха-ха-ха! Да не суйте мне эти папки, тут ежу последнему все понятно! Тут подписывать? Все! Вперед – на баррикады!».
  Выбегаем из кабинета, подмигивая друг другу. Нормальный мужик! Все понимает! И не мурыжил долго, три Генеральных подписи уже есть!
  Васильич пытается опять улизнуть на перекур, но ему навстречу движется Председатель высочайшей комиссии Юрка Петров. Васильич притормаживает, но Председатель как-то брезгливо его обходит и идет дальше, сквозь нас, будто и не замечает. От столбняка первым отходит Главный Инженер: «Юрий Сергеич!? Ты что, даже не поздороваешься?». Тот оборачивается:  
- А, это вы. Объяснительные привезли?
- Ты чего? Какие объяснительные, о чем?
- Я попрошу не фамильярничать, не водку тут пьем! Объяснительные, почему не пускаете отечественного производителя? Как вступили в преступный сговор и незаконно провели торги? У кого какой интерес? Обо всем объяснительные!
- Так ведь…, мы тут проект ответа…, трое технических специалистов уже подписали…все законно…
- Если бы все было законно – торги выиграла бы «Пенза»! Вы кретины все, и не понимаете, КТО за ними стоит? Короче! Тут, я с вами беседовать, не намерен! Прибыть завтра в мой кабинет к 10.00. А с подписантами я еще поговорю! Свободны, пока.  
  Царственная спина удаляется. Мы сконфужено переминаемся с ноги на ногу и смотрим друг на друга. Что это было? Кто это был? Наша поддержка? Опора? Это с ним мы пускали по ночам энергоблоки после ремонтов? С ним играли в волейбол? Пили водку на день энергетика? Близко не дружили, но повязаны навсегда долгой совместной работой с общими радостями и огорчениями. С ним?
  Почему-то хочется утереться. Похоже, что у Главного с Васильичем такое же чувство.  
Понуро бредем в кабинет Генерального Электрика, моего соседа. 
ГЭ: « Э…э ребята. А я тут причем? В комиссии? Должен подписать? Может, я тут не нужен? Петров сказал, что у вас тут не все чисто. Да чего мне документы смотреть? Я вам верю, верю… только вот Петров.… Ну, какое я имею отношение? Что? Контролировать…да, контролировать надо. Только причем тут я? Кто подписал? Точно? И ЗГГИ тоже подписал? Где? А! Ну тогда ладно! Тогда я тут, как все! Раз подписали, то я вот тоже.… Э…э.… Подведете вы меня под монастырь.… А я завтра в отпуск. Никак без меня не обойдетесь? Там это… мне на даче надо ворота подварить… сварщика дадите? Нет проблем? Дааа…. Ну давайте! Тут? Вот!!! Так не забудьте, насчет сварщика – то». 
  Придавленные блеянием моего соседа, и еще не отошедшие от встречи с Председателем, направляемся к снабженцам.  
  ГС: «Значит так! Ничего я вам подписывать не буду, мне Петров запретил. Торги проведены неправильно, победитель определен незаконно, поэтому результаты надо аннулировать. Сколько можно? Сколько нужно, столько и будем проводить, пока «Пенза» не победит. Чтооо? Главный инженер, они у тебя все такие тупые? Вам что указания концерна не закон? Они мне уже звонили, кого с должности снимать интересовались! Не указания, а рекомендации «обратить внимание»? Нет, ну они точно без мозгов, твои специалисты! А ЭТО не одно и то же? Это приказ! Чего? Техника хреновая? Ну и что? Они у тебя умные, специалисты твои – доведут до ума. Зато отечественный производитель! Что? Все из Пензы? А это не ваше дело, вам резидент продаст. Понятно? И вообще на технику «СПб» у меня денег для вас нет. Вы там хоть кого победителем признайте, хоть марсиан, хоть гондурасцев, а деньги я заплачу только «Пензе»! Что?....Ой, ой, ой! Из собственных средств! Из прибыли предприятия! Очнитесь! С сегодняшнего дня у вас нет ни прибыли, ни собственных средств. Со строительства забора? Ты, Главный инженер, от своих специалистов идиотизмом заразился? Ты знаешь кто там Генеральный Подрядчик? Ты хоть копейку оттуда забери - подвесят за…, и будешь болтаться. Все! Надоели, можно подумать, что мне больше заняться нечем, чем вам деньги на ремонт искать. Денег нет! Кризис! И к юристу можете не ходить, ему тоже Петров запретил с вами общаться. Свободны, до завтра!
Да ты мне не угрожай! Не угрожай! Загубишь генератор – в тюрьму сядешь ты! Кто подписал? Такие же идиоты, как и вы! А мы с Юрием Сергеевичем, перед Генеральным краснеть, не намерены. Его, из-за вас, и так Министерство уже задолбало».

  Все. На сегодня хватит. Вывернутые наизнанку и опустошенные, катим на свой «линкор». На «рейде», в чистом поле вырисовываются его высокие надстройки. Разговаривать не хочется. Наговорились за день! Завтра берем подмогу в виде Пана Директора. 
  Иду по переходному мостику в главный корпус: к турбинам, завыванию генераторов, приборам своим. Навстречу Галина Ивановна, начальница химлаборатории. По какому-то удивительному совпадению: Петрова ее фамилия. 
  - Виктор, миленький, как здорово, что я тебя встретила! Там у нас в газоанализаторной 
  прибор умер, твои ребята не могли бы…
 - Во-первых, я не миленький! Во-вторых, давайте без панибратства! В-третьих, ни я, ни
  мои ребята Вам ничего не должны! А в-четвертых, Ваши приборы еще питекантропы 
  проектировали, надоело их латать, новые заказывайте.
- А…, так ведь…, кто же их…
- А Вы муженька своего, Петрова озадачьте. Он купит! Должность позволяет!
  В глазах Галины мгновенно появляются огромные слезы, и я не жду их дальнейшего излияния, разворачиваюсь и ухожу куда-то вбок, от застывшей столбом Галины, от себя самого, этого отвратительного серого дня вычеркнутого из жизни…
 Вот ведь, скотство какое! За что я так? Блестящий офицер! Белая кость! Урод! Научился! Она за свое дело…. И Петров-то ее, тут причем? А я…. Она сейчас с этими слезами, комом в горле…пойдет домой, ужин готовить своему Петрову, и своему Петрову-младшему, наорет потом на кого-то из них, а может и на обоих. Да отремонтируем мы этот их газоанализатор!  
  А я пока пойду, усядусь в машину, как последний подлец, включу любимого своего Тимура Шаова и послушаю о тех «кто нас кормит, иждивенцев»… И оттаю немножко. А потом поеду домой, посмотрю на нашу маленькую внучку Варьку. И оттаю совсем.
  И с этим удивительным щемящим чувством умиления от радостного взгляда новеньких ясных просто огромных глазищ, улыбочки и ямочек новенького маленького человечка я уже совсем и окончательно оттаю и забуду все неприятности этого дня. 
А потом…потом… будет следующий день, и мы еще пободаемся с тобой Петров. Только вот сначала перед Галиной… Шоколадку хоть что ли?…  

Глава 5. Отступление. 

  Предыдущие главы писались прямо из гущи событий. В режиме он-лайн. Только раскорячили в высочайшем кабинете – через час пишу. Только из под моей клавиатуры родился очередной шедевр в виде «исходящего на входящий» – сразу описываю. Не выдержал этого темпа. Сломался. Да и очередное обострение процедуры под названием «тендер» начало потихоньку затухать. Что-то из старого железа мы подлатали, еще на одну жалобу огрызнулись, еще раз прочитали №46р «Об оптимизации импортных закупок» в исполнении нашего Премьера, да и зажили привычной жизнью энергетиков в летний период: капитальными и средними ремонтами. Новый забор строился, деньги за него перечислялись исправно, оборудование административного здания системой кондиционирования протекало самыми ударными темпами, но и мы свое старенькое оборудование холили, лелеяли и метрологически аттестовали как могли. Зима, как обычно, наступит неожиданно и ей будет по барабану, купили мы «СПб», «Пензу» или вообще ничего не купили усталому генератору. Где-то там, в коридорах власти еще продолжали греметь отголоски недавней грозы, но меня они уже не очень и волновали.  
  Летом наша ТЭЦ обычно работает одним энергоблоком, а два других в каком ни будь ремонте. В идеале – один в ремонте, другой – в резерве, в готовности к немедленному пуску на всякий непредвиденный случай. Как раз такой непредвиденный случай и подвернулся. Господи! Как я люблю вот такие острые моменты! Ассоциации мгновенно возвращают в собственную героическую юность: «Учебная тревога! Корабль экстренно к бою и походу приготовить!». Многие не любят этих неожиданностей, а меня хлебом не корми: дай хоть что ни будь экстренно пустить, да еще желательно, чтобы это было с трудностями, их преодолением и личным героизмом. Причем героизмом – замеченным, а лучше и отмеченным в последствии. Ну что я могу с собой поделать? Люблю, понимаете, покрасоваться.
  Вечер. 22.40, или около того. Лениво борюсь с рыболовными сетями, посредством блуждания по веткам форума БРИК. Все возмущены очередной инициативой чиновников от природоохранного законодательства. Я тоже. Телефонный звонок. Дежурный нашего цеха.
- Привет! Разбудил?
- Да нет еще.
- Лукомль (имеется ввиду, наш флагман – Лукомльская ГРЭС) провалился. Один блок отлетел, что-то с автоматикой. Пускаем первый блок, уже топимся. От тебя, кого вызывать?
- Никого не надо! Сам сейчас приеду!
- Так за тобой пока дежурная машина доедет…
- На своей буду, минут через тридцать.
- Ну, давай!
  Быстро два бутерброда, пол пакета кофе. Готов! Вот чудненько! Вот радость-то! Лукомль провалился! В энергетике, как и на флоте: нет большего счастья, чем несчастье товарища. Нет, мне искренне жаль моих неизвестных коллег с Витебщины. Сочувствую, потому что точно знаю, нагрянет Высочайшая комиссия, да и не одна, вывернут всех наизнанку. Назначат виновных, как правило из непричастных, напроверяют и понаписывают столько… А ведь им еще и возникшие неисправности устранять, реальные, а не те о которых они доложат проверяющим. А устранять нечем, все старье, комплектующих нет, «СПБ» им тоже никто не покупал, и покупать не собирается. Или что там им надо, в первую очередь, для ремонта. Зато, пока моих коллег будут волочь в пытошную, а затем вздергивать на реях, к нам, внезапно, никто не нагрянет «с секретным предписанием из Петербурга», мешаться и отвлекать от нормальной, плановой работы - не будет. А что еще надо? Нет, конечно, могут и местные, «гомельэнерговские» сюда приехать, но это, согласитесь, совсем другой калибр. 
  Еду по засыпающему уже городу, мимо сиротливо мигающих желтым светофоров; думаю обо всех этих проверяющих, инспекторах, прочих чиновниках, и нарастает раздражение. И работа у меня - вроде такая ничего, мужская работа с элементами некоторого творчества, и интересно порой и в тонусе держит. Ну, платят поменьше, чем на российских станциях, даже теперь - значительно меньше. Однако по гомельским меркам - хватает. Но вот эти проверки и инспекции! Я где-то читал, что в нашей стране 48 (сорок восемь) всяческих организаций имеющих право проверять, контролировать и штрафовать. И они проверяют, контролируют и штрафуют.
Порой даже друг друга. И кажется мне, что бюджет страны, ее ВВП только и растут за счет вот этих штрафов, выписываемых, как правило, невиновным.. Ну, сколько же разных журналов и прочих бумажек приходится оформить на каждое шевеление: свое или электрослесаря! И порой такой психоз обуревает, что хочется рявкнуть всю правду в выпученные, ничего не выражающие глаза очередного контролера и уволиться к черту. Уехать, в любимый свой Питер, и поработать на приличную контору с
приличными интеллигентными людьми, за значительно более приличное вознаграждение.
И звали туда, даже и сейчас зовут, и жить там - мне есть где… Только кто сказал, что там, в таком далеком и милом моему сердцу городе меньше контролеров и проверяющих? 
Меньше самодуров-начальников или надутых, волнующихся исключительно о личном благополучии чиновников? Не так уж давно мы разбежались, чтобы было там все намного иначе. Длительное совместное строительство коммунизма оставило и тут и там бесчисленное количество партийных и комсомольских функционеров, людей, которые безоговорочно знают все и сразу: как людей кормить, лечить, учить, хоронить, как леса валить, реки загрязнять, или рыбу ловить. Знают, только ничего не умеют. Даже руководить они, как следует, не умеют. Однако руководят. Что им еще остается делать?
Как там, в фильме величайшего Эльдара Александровича Рязанова: «Мы не пашем, не сеем, не строим. Мы гордимся общественным строем!». Гордость за существующий строй – работа, конечно, сложная, нервная, однако всегда приносила, приносит и будет приносить соответствующие дивиденды. Были они Секретарями (не путать с секретарями делопроизводства): генеральными, первыми, вторыми, ответственными; были Председателями (не путать с председателями жилищных кооперативов); были Заместителями командиров (не путать с замами по тылу) по политической части. Сопровождалось все это кабинетами со стенами обшитыми мореным дубом, огромными столами из того же материала, черными «Волгами», спецпайками, спецсанаториями, телефонным правом, симпатичными секретаршами в строгих костюмах и портретом Первого Руководителя. За тяжелыми шторами их кабинетов копошился народ, людишки которые пытались пахать, сеять и строить, но которых надо было постоянно контролировать, направлять и ими руководить. 
  Стали они Президентами компаний, Учредителями фондов, Управляющими, Директорами объединений и предприятий, Министрами, их замами, Депутатами и их помощниками. Все теми же Председателями. На самый худой конец, если уж совсем не повезло: Инспекторами или какими-то иными Руководителями, более мелкого масштаба. Сопровождается все это: кондиционированными веселенькими кабинетами после евроремонта, футуристической мебелью прямиком из Италии, черными «Гелентвагенами» и «Туарегами», банями и коттеджами на берегах водоемов, длинноногими кофе-леди в мини-юбках и портретом Первого Руководителя. За светлыми евроокнами их кабинетов продолжает копошиться народ, все те же людишки, которые пытаются пахать, сеять и строить, но которых, все так же надо постоянно контролировать, направлять и ими руководить. Ах, как это неблагодарно и утомительно! 

  И людишки-то пошли, все какие-то неуправляемые, с каким-то «собственным мнением», жалуются все, письма пишут, направо и налево, тому Руководителю, или этому. Понятно, конечно, что все их письма и жалобы от того Руководителя, или этого, все равно придут к тому, на кого жалуются. Ну так все равно суета: ответы писать этим негодяям и умникам, круглые столы имитировать, а тут еще телевиденье, да газеты вдруг… Или вообще… Сам Первый Руководитель обо всем узнает. Так можно и до пенсии в этом кабинетике и с этой кофе-леди не досидеть, вышвырнут на периферию – руководить, чем ни будь заштатным, с единственной раздолбанной «Волгой» в гараже и старой каргой в приемной, все в том же строгом костюме с тех еще времен. Ужасно! Очень нервная и ответственная работа. А решения надо принимать ответственные и очень взвешенные. Лучше всего коллективно.    Вот так, как то раз, коллективно собрались различные Министры, Председатели, их Замы и Помощники, не обошлось, наверное, и без кофе-леди, а может даже и коньяк-боев, и решили народ накормить рыбой. Речной. Днепровской, к примеру. Днепр куда течет? Правильно, к братскому народу, неизлечимо дружественной нам Украины. Так вот, чтобы им ничего не досталось, решили свой народ накормить. И приняли очень ответственное и взвешенное Постановление. Коллективное конечно! И во исполнение Постановления Совета Министров Республики № 618 от 9.06.2005 года, более мелким Руководителям в областях довели объемы производства рыбы в водоемах республики в 2006- 2010 годах. Так, к примеру, Гомельскому облисполкому Программой доведено задание по улову озерно-речной рыбы на 2010 год - 390 тонн. Немного конечно, но по одной – две тараночки, на каждого гомельчанина, к их «Днепровскому» речицкому пиву, хватит. А соленого, много и нельзя! Министр здравоохранения соврать не даст. Постановление приняли, довели, устали сильно, от давящего груза ответственности за народное пропитание, сели в свои «Туареги» и разъехались по баням и коттеджам пить «Великопуповецкий Козел» под норвежскую семужку. И никто, ни один Помощник, ни один Зам, ни один Министр, даже Министр природных ресурсов и охраны окружающей среды, даже ни одна кофе-леди не подумали заглянуть в справочные данные, опубликованные на сайте все того же Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды. А там черным по белому написано, что промысловый запас рыбы по рекам Гомельской области составляет всего-то: 191 тонну, а предельно-допустимый объем изъятия составляет и того: 67 тонн в год. Надо же! Так подвели Министра! Этот народ из служащих министерства, самым наглым образом выкладывает самые секретные сведения, и никого из Руководителей в известность не ставит. А, впрочем, ладно! Кто их эти статистические данные читает? Руководители Гомельской области не подведут: пусть и не поймают, зато доложат как надо. И рыбу доложат, волжской воблой, из Астраханской области. Там ее все равно дешевле покупать, чем у нас ловить. А чтобы доложили они ответственно и взвешено, надо будет своевременно проконтролировать. Да и когда, то будет! Аж, в 2010 году. Там и до пенсии уже рукой подать. Или в Депутаты можно податься и с нового Министра отчета потребовать, со всей строгостью.    Вот так я ехал и раздражался на неведомых мне Руководителей, злился на глупые решения, последствия которых непредсказуемы, на наших, «энерговских» чиновников, которые ничем не лучше тех, рыбно-продовольственных. И приехал на свой «линкор».«Волга» главного уже маячила у главного входа, над «надстройками», в районе первого блока, парило, и перед главным корпусом наблюдался веселый ажиотаж. Не соврал дежурный – пусковые операции шли полным ходом.  Тахометр уже отсчитывал три и три десятых оборота в минуту: турбину греют равномерно перед пуском, а для этого ее медленно вращают специальным электродвигателем. Прошелся по приборам, все вроде нормально, все в штатном режиме: виброконтроль, осевое смещение, тепловые расширения… Заглянул к своей старушенции, что контролирует генератор. Пощелкал клавишами, которые от времени и тысяч нажатий истончились до штырей. Держится еще! Сзади возник грустный Главный Инженер. - Ну что? Протянет еще?- А куда мы с ней денемся с этой подводной лодки?- Знаешь…, душат меня сильно…, боюсь что «Пензу» нам все-таки впарят…- Не…, надо драться! Да мы лучше старушенцию нашу будем держать до-последнего!- Да я и сам это понимаю, только там такое давление…, Пана Директора уже сломали, похоже…, нужны супер железные аргументы! Ты вот что! Блок пустим – поезжай в Белоозерск. На ГРЭС. Там они под это дело какие-то приборы приспособили, сами. Посмотри, посчитай деньги, выводят ли на компьютер данные, ну и вообще – не мне тебя учить. И еще там у них экспериментальное оборудование с той «Пензы» установлено, для других целей, но все же… Тоже посмотри.  Соглашаюсь, конечно. От щита управления слышаться громкие русские слова соответствующие моменту, трещат помехами рации, мимо нас проносится обходчик, машинист энергоблока торопится к турбине. Похоже толчок, набор оборотов! Главный уходит на щит. Пуск начался. «По местам стоять, с якоря сниматься!».

                                                      Продолжение следует...

Категория: Просто так | Добавил: vik-sergeev (02.10.2009)
Просмотров: 653 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 3
3  
Виктор, я эту часть прочитал за два подхода. К концу первого мне показалось, что тебя должны либо уволить, либо ты сам уволишься. У меня была похожая ситуация - я уволился, т.к. надоело что-то доказывать. С интересом все прочитаю. Удивительно как ты сохранился таким правильным?!

2  
Гм, вступление или как там, посвящение... Гм...
Есть, Витя, у нас с тобой общий знакомый, который знает из "какого сора"© появляются решения по тендерам. К чему я? Все эти Петровы, они в целом мы. Только менее сентиментальны, назовём это так. "Дело превыше всего"© И дело у Петрова, это Дело, а не САУ какого-то генератора.
Очень понравилось. И даже несмотря на кажущуюся безысходность, твой рассказ зарядил меня оптимизмом. А встретится встретимся. Приезжай в наш условный Спб :)

1  
...а между строк этого - всего понемножку: яда, хамства, ехидства и выдержек из Закона о промышленной безопасности... :)
Увлекает. Здорово! Жаль, только, что в любимой всеми россиянами Белоруси та же "тендерная" система, те же откаты и такие же бюрократы. При чтении живо все представляется. Не трудно это было. Перед глазами не лицо упрямого белоруса возмущенного попытками друзей-механиков убедить, что батько Лукашенко- это хорошо (на даче в Севастополе). Перед глазами лицо восторженного "открытиями" сослуживца, притащившего в каюту очередной ворох "Огоньков" времен перестройки. Много с той поры прошло времени, не оправдались надежды. Мало что изменилось. Пашущих и сеящих людишек, правда, становится меньше, а вот желающих руководить, не имея даже задатков к этому все больше. Недавно был в командировке на ГТЭС Коломенская и ТЭС "Международная" (Москва-сити). Заметил новое российское веяние, правило - над грамотными, эрудированными ГИ всегда некомпетентный, но верткий директор. Это не специалист, а СМОТРЯЩИЙ, поставленный от владельца. В технические вопросы он не вникает, бухгалтерия, тендер, откат, "экономика" - вот их стихия. В такой ситуации всегда будет выбираться не "Спб", а "Пенза" и надежный тыл окажется беззащитной жопой!! :)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Мне интересно:
Статистика

Copyright vik-sergeev © 2018 | Хостинг от uCoz